ЯПроект - сетевое издание для педагогов и школьников      16+

 

бредихина нина васильевна, нгху (новоалтайское государственное художественное училище)

преподаватель

ОБРАЗ ПРАВОСЛАВНОГО ХРАМА

В ФОТОГРАФИЯ к XIX- н. XX ВЕКОВ

 

Образ православного храма в фотографии был одним из инструментов формирования национальной и религиозной идентичности русского общества рубежа XIX-XX веков. В статье рассматривается 3 визуальные практики формирования данного образа: в почтовых открытках, путеводителях и на страницах журнала «Светильник. Прошлое и настоящее религиозного искусства». Несмотря на массовый характер почтовых карточек и путеводителей наибольшее значение для эстетического и нравственного воспитания имел журнал «Светильник. Прошлое и настоящее религиозного искусства», формировавший прочное религиозное и национальное мировоззрение.

До настоящего времени образ храма в дореволюционной фотографии остаться слабо изученным даже на эмпирическом уровне. Да известны фотографы, Максим Дмитриев, Антон Васильевич Севрюгин,  Сергей Михайлович Прокудин-Горский, алтайские фотографы Сергей Иванович Борисов и другие.  

Но работы репрезентовавшие имена фотохудожников прошлого носят в основном описательно-публицистический характер. Тогда как, на наш взгляд, больший интерес представляют дореволюционные фотографии храмов представляют интерес как новые визуальные практики формирующие эмоциональный контекст эпохи и запас социального знания, формирующий национальное и религиозное самосознание.

Нам представляется крайне важным ответить на вопросы кто фотографировал храмы и какие цели эстетические и гражданские цели они перед собой ставили.

Нам же как зрителям и исследователям опыт разглядывания фотографий дореволюционных храмов возвращает время в его достоверности.

Фотография в силу своей доступности и массовости пересекала культурные и идеологические границы имперского сознания, оставаясь между тем носителем этого имперского сознания, но порождая новое видение единства прошлого и настоящего.

У фотографии особые отношения со временем. Ролан Барт писал: “В 1850 году Август Зальцман сфотографировл дорогу в Вифлеем; на фото нет ничего кроме каменистой почвы и оливковых деревьев, но 3 времени, как вихрь кружат мое сознание: мое настоящее, время Иисуса и время фотографа - причем все это происходит под эгидой реальности, а не текстуальных, вымышленных или поэтических разработок, которым никогда нельзя поверить до конца.” [1 с 145]. В фотографическом образе совмещаются всегда как минимум 3 времени: время объекта, референта, время фотографа и мое время, время зрителя, и эта связь времен “приключается” со зрителем в точке временной сингулярности. В этом заключается пародокс превращения инертной вещи, самого казалось бы “механического” искусства в этическое воззвание.

Предварительное исследование показывает, что образ фотографический образ храма реализовался в нескольких вариантах. Во-первых, это вариант почтовой открытки.

Чаще всего имя фотографа на открытках не указывалось, исключение составляют фотограф В.И. Бреев, он был фотографом, книгоиздателем, меценатом, но он же мог быть и издателем, издавал в том числе и цветные фотографии с лаковым покрытием. Чаще указывается издатель Н.М. Маталаев, это открытки в основном с видами храмов Северо-Западной России. Так же большой известностью пользовались открытки издания В.Л. Метенкова с видами храмов Урала.

Образ храма на этих открытках формирует пейзаж, и этот пейзаж не посещаемый, это не туристическая достопримечательность, это обитаемый пейзаж, каждый мог представить себя живущем именно здесь.

Таким образом, воссоздание образа храма в русской фотографии созданной русскими же фотографами осознавался в обществе как нечто важное, поскольку через проецирование красоты древних храмов, через их воссоздание с документальной фотографической точностью общество осознавало себя как нация, как культурная общность, с единым национальным и религиозным самосознанием.